Интервью со мной

Источник

 

Оля, по специальности ты учитель математики. Расскажи, как ты попала в психологию.

С 10 класса я хотела быть психологом. Мне нравилось разбираться в отношениях, искать причины разных проблем и давать советы. Даже поступала на факультет психологии, но не набрала достаточно баллов, поэтому пошла на физико-математический.

После окончания университета я некоторое время работала в торгующих организациях: оператором ПК бухгалтером, аналитиком продаж, стала руководителем отдела. Но эта работа не давала мне ощущения полной самореализации. Я продолжала для себя изучать психологию, педагогику и увлеклась философией. И понимала, что занимаюсь не тем, чем мне хочется, что нужно, что-то менять в жизни.

Мой первый новый опыт в другой сфере – это педагог раннего развития в детских центрах. На то время я опробовала разные методики раннего развития со своей дочкой, много о них читала. Параллельно я обучалась детской психологии и участвовала в создании ведического садика, работала там некоторое время воспитателем.

В садике я начала проводить занятия для родителей. Это были темы о воспитании детей и о семейных отношениях. Я с большим удовольствием делилась знаниями, которые помогают другим, и решила проводить семинары и в других местах. Таким образом, с 2012 года я создала и провела семинары и тренинги в разных центрах Киева и пригорода.

На своих семинарах я сталкивалась с тем, что женщинам в декрете тоже хочется учиться, но они не имеют такой возможности из-за того, что ребенок постоянно рядом. Для таких мам с детьми мы с подругой-коллегой создали Женский клуб в Киеве, где проводили занятия на разные темы: мастер-классы по творчеству, арт-терапии, кулинарии и на разные актуальные темы.

В самом начале моей практики мне хотелось давать очень много знания.Иногда даже больше, чем клиенты могли принять и выслушать. Постепенно, после обучения и чтения специализированной литературы, пришло другое понимание процесса терапии. Где психолог выступает не в роли ведущего, а в роли сопровождающего. Эту роль я еще осваиваю и нахожу все новые и новые смыслы и задачи в своей работе.

Ты постоянно учишься – всевозможные семинары, курсы, тренинги, мастер-классы. А было какое-то обучение, которое ты считаешь самым полезным для твоей профессиональной деятельности?

Да, могу назвать два таких курса. Первый – у Елены Тарариной, по системно-семейной арт-терапии, в 2014 г. И второй курс – у Светланы Ройз, по интегративной процессуальной семейной и детской психологии, который заканчиваю в этом году. Оба этих курса я ценю за глубокое погружение в теорию и практику офлайн-формата.

Сейчас где-то учишься?

Недавно окончила магистратуру по психологии в Университете Современных Знаний, в Киеве. И тот самый курс Светланы Ройз, о котором я уже упоминала.

Какое место в твоих методах занимает арт-терапия? Что она значит для тебя лично?

Половину своих практик я даю из направления арт-терапии. Это изо-терапия, музыкальная терапия, метафорические ассоциативные карты, тесто-пластика и другие. Они во многом помогают провести психологическую диагностику, и мне лично кажутся очень понятными и простыми для клиентов.

Еще ценю то, что арт-практики высвобождают творческий потенциал каждого моего клиента. И в этом они имеют свою терапевтическую силу. Например, по рисунку обычных цветов можно определить какие отношения в семье, кто ведущий, а кто ведомый. А по рисунку мандалы можно понять настроение человека и его актуальные проблемы в данный момент. Используя фигурки животных и расставляя их на песке, можно разделить проблему человека на части и узнать причины ее возникновения.

Арт-терапия помогает людям, которым тяжело осознать и, тем более, сказать о своих чувствах и переживаниях. Поэтому, в детской психологии она используется повсеместно

Сейчас ты запускаешь новый курс «Послушайка». Расскажи, пожалуйста, немного о курсе, и почему именно такая тема?

Тему я взяла из тех, что наиболее актуальны моим клиентам. Все, что рассказываю на личных сессиях, я собрала в этот курс. Даже больше. Ведь практически каждая мама хочет, чтобы ее слышал ребенок. Хочет найти тот мостик контакта, с помощью которого соединяются два близких сердца. Одно, наполненное любовью – чтобы передать свои ценности, опыт и взрастить личность ребенка (воспитание). И другое, пытливое и доверяющее – чтобы принять то, что поможет расти и реализовываться.

Этот онлайн курс очень практический. Мы будем разбирать конкретные ситуации и варианты действий родителей. Прямо в жизни, “не отходя от кассы”. Изменения и результаты будут сразу видны. Важной ценностью курса я считаю поддержку и вдохновение мам на эти изменения. Ведь для этого нужны силы, время и мотивация. А когда вместе работает группа, которая сразу видит результаты друг друга – что может еще больше вдохновить?

Последние несколько лет аксиомой стало утверждение «послушный ребенок = удобный ребенок». И бедный удобный ребенок глубоко страдает в дальнейшей взрослой жизни от привычки к послушанию. Расскажи, а ты каким видишь послушного ребенка из твоего курса?

Увидеть своего ребенка послушным – это не до конца осознаваемое желание большинства родителей. От такого запроса и родилось название «Послушайка». Не исключено, что в следующих потоках оно будет изменено на то, которое покажется мне (или моим клиентам) более точным.

Можно сказать, что послушный ребенок – это лишь верхушка айсберга.То есть, это лишь небольшая часть тех проблем, которые решает курс. Я бы еще назвала это той самой зацепкой, которая приводит мам решать проблемы воспитания.

Я думаю, что курс поможет выстроить такие отношения с ребенком, когда он сможет слышать родителя, а родитель сможет донести важное до своего ребенка. И мы будет работать именно над улучшением этого контакта.

Здесь и о привязанности, и о высказанных ожиданиях, и о семейной системе. Все имеет значение, и все влияет на способность ребенка слышать нас и следовать за нами. Это часто называется «послушанием» и связывается с внешним давлением и контролем родителя. Я же вижу это, как потребность ребенка следовать за тем, к кому он привязан, кто ему дорог и важен. Этот мотив идет изнутри, но формируется на основе отношений с родителем. На курсе мне хочется, чтобы и родители увидели послушание в этом ракурсе.

По твоему мнению, если ребенок не слушается родителей, вот самое основное, с чего нужно начинать? Может, есть какое-то обязательное действие, которое хоть на капельку улучшит ситуацию?

Начинать нужно с себя, конечно. Родителям важно научиться слышать своих детей, а особенно их потребности и эмоции. Важно относиться к ребенку как к личности, у которой есть свои желания, нежелания, свои эмоции, чувства. Понимать, что это живой человек, с которым нужно учиться взаимодействовать. Что слышать другого – это необходимо! Дети ведь учатся этому у нас.

Как родителям понять, что ребенка лучше отвести на консультацию к психологу? Возможно ли определить, когда проблема именно у ребенка, а когда в голове у самих родителей?

Если родителям кажется, что у ребенка есть проблемы, то нужно обращаться к психологу в любом случае. Тогда уже работа с психологом или решит эти проблемы ребенка, или решит проблемы самих родителей (вернее, их надумывание).

А если родитель НЕ считает, что у ребенка есть проблема, то убедить его обратиться к психологу будет довольно сложно.

Скажи, в своей работе ты придерживаешься больше интуитивного решения задач или есть какая-то четкая схема, проверенный алгоритм? Может ли вообще быть такой алгоритм в работе психолога, как ты считаешь?

Очень интересный вопрос. Есть алгоритм каждой сессии. Есть разные упражнения\техники для разных проблем. Есть разные направления в психологии (арт, телесная, песочная, психоанализ и т.п.)

Но, в глобальном смысле, психолог – интуитивный проводник. Он прислушивается к конкретному клиенту, к конкретной задаче, к своим ощущениям. Пробует, наблюдает, использует те инструменты, которыми он владеет. Может что-то модернизировать, адаптировать. Но для этого все равно нужно глубокое понимание процесса и принципа «не навреди».

Очень важно замечать шаги (успехи) клиента и учить его этому же. Ведь часто работа психолога и личная внутренняя работа клиента не видна, если не присматриваться. Особенно нашему поколению, заточенному на поиск ошибок, на критику и негативное мышление. Сложно увидеть свои же успехи, заметить свой рост, внутреннюю работу, внешние, даже небольшие, изменения. А они обязательно есть, и могут стать большой мотивацией и опорой, опытом для изменений.

Ты проводишь с малышами развивающие занятия, занимаешься с ними творчеством. Поделись пожалуйста, какие у тебя основные источники вдохновения для работы с детьми?

Я беру вдохновение в интернете, в социальных сетях у моих коллег. Практически всегда что-то меняю, ведь мне тоже хочется творить. Иногда придумываю на основе чужих идей что-то совершенно новое, свое. В этом для меня большой ресурс, я этим вдохновляюсь. Не люблю действовать четко по инструкции. Даже в кулинарии.

Оль, сейчас довольно активно обсуждается вопрос, можно ли психологу писать о клиентах в постах на своих страницах. Какое у тебя мнение на этот счет?

Я всех своих клиентов обязательно на первой встрече спрашиваю, можно ли взять их историю, чтобы посоветоваться с коллегами или для статьи, поста. Но обязательно не будет имен, или они будут изменены. То же самое касается отзывов о работе.

В психологии есть правило конфиденциальности, и я считаю, что все психологи должны его придерживаться, и предупреждать о нем клиентов. Кстати, и клиентам тоже лучше никому не рассказывать о том, что они обсуждают с психологом на терапии. Тогда совместная работа будет эффективнее. Правило работает в обе стороны. Надеюсь, что все психологи пишут о клиентах с их разрешения.

амый, наверное, распространенный вопрос для психолога – применяешь ли свои профессиональные знания в собственной семье? Если да, то, работает, или не всегда?

Применяю, конечно. Даже работаю с личным психологом. Знания всегда работают – помогают осознавать свои и чужие эмоции, понимать причины поступков, своих и чужих.

Но вот опыта (привычки) для того, чтобы действовать наилучшим образом в конкретной ситуации – не всегда хватает. Психолог такой же человек, как и клиент, просто он раньше начал работу над собой. А путь у всех нас длинный и бесконечный. Я думаю, что задача развития не в том, чтобы дойти до конца. А в том, чтобы просто двигаться вперед и замечать каждый шаг. Жизненные осознания приносят мне огромное удовольствие.

У тебя три дочки, три разных возраста. Как ты находишь подход к каждой?

В каждом возрасте свои потребности, свои задачи развития. Я о них знаю и стараюсь, как мама, дать то, что нужно. Но, на самом деле, всем детям и взрослым нужно только три вещи в любых отношениях: Любовь, Принятие, Вера.

Расскажи, какая ты была в детстве. О чем мечтала, чем увлекалась?

Я была мечтательница, погруженная в себя. Хотя много общалась с родственниками. У нас большая семья, мы жили в одном дворе частного дома, и было много друзей на улице. Была очень волевой и старательной, ответственной и творческой. Любила шить, вязать, кулинарию, создавать праздники (концерты, вечеринки), любила театр. Всегда возилась с младшими, организовывала игры. Мечтала быть учителем, бизнесменом, режиссёром, и потом психологом.

Ну и напоследок. Ты как-то писала, что побывала во многих образах на детских праздниках – Снегурочка, Осень, Зима, Весна и даже Дед Мороз. А представь, что тебе предложили выбрать любую роль и сыграть ее в фильме. Какая бы это была роль и про что фильм?

Ох, непростой вопрос ты к концу подготовила! Любое отождествление с ролью – это маленькая жизнь, и это не всегда безопасно. Как мы влияем на роль, окрашивая ее своими красками, так и роль влияет на нас.

Я бы, пожалуй, выбрала образ Мери Поппинс из нашего советского музыкального фильма. Очень люблю такого рода миксы: комедия, драма, мюзикл. Английский тонкий юмор переплетается с шуточными и довольно серьезными песнями, которые вот уже много лет на слуху у людей моего поколения. Мери удивительным образом умеет быть самодостаточной, и в то же время женственной. Она ценит себя и учит этому других (не только детей). Она способна на шалости и чудеса, но при этом учит серьезным вещам.

Последняя сцена на карусели вся пронизана психотерапией – серьезный разговор человека с собой в детском возрасте. Это же диалог «внутреннего взрослого» и «внутреннего ребенка». Тут не место вранью и чему-то второстепенному. Только о главном.

А финальная песня, «Ветер перемен» – для меня это просто девиз жизни, который мы когда-то все пели на школьном выпускном.

Если вам хочется стать ближе со своим ребенком, научиться понимать его эмоции, отрегулировать семейную систему и почувствовать больше сил и энергии, приходите на курс “Послушайка” (начало 24 марта)

Интервью подготовила и провела Татьяна Диденчук

Комментарии закрыты.